Aller au contenu

Сара Бернар. Фан клуб

Премьера спектакля Жюльет Дешан на Сцене Молот! Совместная постановка компании La Nuit et le Moment (Париж) и Театра-Театра (Пермь).

Sarah Bernhardt Fan Club   Сара Бернар. Фан-клуб

Инсценировка - Жюльет Дешан

Перевод - Марина Вешинина

В ролях - артисты Театра-Театра: Алексей Каракулов, Александр Гончарук, Мария Полыгалова, Екатерина Романова, Михаил Орлов, Вячеслав Чуистов, Татьяна Синева, Илья Линович.

Фото - Юлия Трегуб

Купить билеты.

Постановочная группа

Жюльет Дешан (Juliette Deschamps)режиссёр-постановщик

Жюльет Дешан связывают с нашей страной русские корни - ее дед приехал во Францию в 1921 г. с волной белой российской эмиграции. Сама она родилась и живет в Париже. Здесь же получила университетское и консерваторское образование: изучала французскую литературу, философию, классическую музыку и драматургию.

Её режиссёрский дебют состоялся в 2006 г.  

Жюльет Дешан - Член Союза драматических авторов и композиторов,  режиссёр-постановщик около 30-ти музыкальных и оперных спектаклей в театрах Парижа, Вены, Нью-Йорка, Амстердама, Люксембурга, Венеции ..., автор театральных инсценировок, фильмов и очерков по искусству. Одна из её последних кино-работ была удостоена премии Шанхайской Биеннале 2013 и вошла в программу Парижской филармонии. В 2007 г. она основала собственную театральную компанию La Scène du crime (Сцена преступления), а в 2016 г. стала программным директором театрального сезона города По. 

Сара Бернар. Фан-клуб – её первая постановка в России.

Клеманс Беза (Clémence Bezat) – декорации

Выпускница высшей художественной школы им. Андре-Шарля Буля в Париже, в течение шести лет работала ассистентом известного сценографа Ришара Педуцци, вместе с ним оформляла спектакли именитых режиссеров - Люка Бонди, Патриса Шеро и др., выполняла заказы для Лувра, Театра Одеон, Опера-Комик, фестиваля в Экс-ан-Провансе, Академического театра Вены.

Маша Макейеф (Macha Makeïeff)художник по костюмам

С 2011 руководит Национальным театром Ля Крийе (La Criée) в Марселе.

После окончания Консерватории драматического искусства училась в Сорбонне, где встретила своего будущего мужа и партнера по творческим проектам режиссёра Жерома Дешана.  В их многочисленных совместных постановках Маше выступала в самых разных ролях: режиссёра, автора текста, художника по костюмам; телесериал  Семейство Дешьен (Les Deschiens) на Canal Plus принес им огромную популярность во Франции.

Сейчас Маша Макейеф готовит к выпуску свой новый спектакль по пьесе «Бег» М.Булгакова.

Франсуа Мену (François Menou_ - художник по свету

Франсуа Мену, выпускник Художественной школы Нанта, учился мастерству художника по свету у знаменитой Доминик Брюгийер, работал с драматическими и оперными режиссерами, такими как Кристоф Оноре, Маша Макейеф, Марк Пакиен, Луи Арен из Комеди Франсез. Это уже не первая его совместная работа с Жюльет Дешан, он готовил световое оформление для ее спектаклей A Queen of heart(s), Замок Синей Бороды, Армида, Херувим.

Интервью с режиссером Жюльет Дешан 

Как бы Вы представили Сару Бернар?

Сара Бернар (1844-1923) – первая суперзвезда и самая великая актриса французского театра. Её «золотой голос» вошел в историю, её называли «божественной». Поистине необычная судьба этой женщины, начиная с первого прослушивания в Парижской консерватории и заканчивая помпезной похоронной церемонией, приобрела символическое значение.   Это «Священное чудовище», как называл Сару Жан Кокто, стало, как любой идол, объектом поклонения и ненависти. С первого до последнего вздоха вокруг неё роились невероятные слухи и разгорались безумные страсти. И не только во Франции: ведь она объехала с триумфальными турне полсвета, добравшись до поселений американских индейцев и испробовав все мыслимые и немыслимые виды транспорта, вплоть до спины кита!

Чем привлекает Вас этот персонаж?

Для неё писали самые великие авторы того времени: Виктор Гюго, Александр Дюма-сын, Эдмон Ростан и Оскар Уайльд. Она не переставала удивлять своими экстравагантными выходками – разучивала роли и спала в установленном в её спальне гробу, вживила себе хвост любимого ручного леопарда, до конца своей звёздной карьеры продолжала выходить на сцену на деревянном протезе и оставалась самой знаменитой и обольстительной куртизанкой Парижа...

Живая легенда, миф, созданный ею самой - её вызывающими поступками, неистовым трудом и великим талантом, её легендарной дерзостью и её собственными мемуарами, в которых неразрывно переплелись правда и вымысел…

Сара Бернар меня интересует не только как личность, но и как феномен, который продолжает жить в наши дни: самый знаменитый театр Франции Комеди Франсез посвящает ей экспозиции, а национальное французское радио – специальные программы!   Легенда о Саре по-прежнему волнует людей и стала неотъемлемой частью истории французского театра.  

Сара Бернар во многом воплощает, если не идеал женщины, то идеал свободы. Одной из первых она стала защищать своё право жить так, как ей хотелось. Не обращая внимания на колкости критиков и карикатуры, беспощадно высмеивающие её сексуальную жизнь, она продолжала пленять весь Париж. Живя в эпоху яростного антисемитизма, она никогда не скрывала свое еврейское происхождение, а моде на округлые формы демонстративно противопоставляла свою чахоточную худобу. Она публично выступала за отмену смертной казни и открыто поддержала Золя в Деле Дрейфуса, чем нажила себе немало врагов... Казалось, ничто не могло сломить эту женщину, и она продолжала смеяться во весь голос своим «несокрушимым смехом», как назовет его Франсуаза Саган.  

Вряд ли Сару Бернар можно назвать счастливой: как и большинство звезд, она постоянно подвергалась нападкам, а её личная жизнь складывалась неудачно. Но какая сила, какой характер, какой вызов, брошенный всем условностям! Силу её характера отражает любимый девиз Сары: « Любой ценой ! ».

На чем основан текст пьесы?

В основе спектакля два главных источника: мемуары Сары Бернар, вышедшие в 1907 году под названием «Моя двойная жизнь», и книга Мари Коломбье «Воспоминания Сары Барнум», опубликованная в 1883 году. Мари Коломбье была актрисой и соперницей Сары по сцене. Близкая подруга, ставшая её злейшим врагом и предавшая публичной огласке самые грязные слухи о ней.   

Меня интересует сам феномен мифологизации, по сей день вводящий в заблуждение биографов Сары, которым сложно провести грань между реальными и вымышленными фактами из её жизни. Как и многие звезды, Сара унесла с собой в могилу свои тайны и секреты. Так, до сих пор неизвестно, кто был отцом её сына; эта тема в своё время вызвала в Париже множество пересудов, поскольку среди многочисленных любовников Сары были самые знаменитые из её современников!

Кроме этих двух источников, я использовала в тексте газетные выдержки, высказывания критиков и зрителей, свидетельства друзей и современников-анонимов, способные, на мой взгляд, помочь разгадать «миф о Саре Бернар».

Перевод текста на русский язык выполнен Мариной Вершининой, которая вместе со мной работала над проектом с самого начала его замысла, следила за его эволюцией и вносила коррективы, возникавшие в ходе репетиций.

Как появилось название «Сара Бернар. Фан-клуб»? О чем этот спектакль?

Идея «Фан-клуба» взята из реальной жизни: мне приходилось наблюдать поклонников оперного искусства, стремящихся увековечить культ знаменитых «оперных див», или участников конкурсов двойников звезд популярных на Сервере Франции. Меня всегда поражало, что «двойники», как правило, очень мало похожи на своих кумиров! Живя в Италии, я пыталась понять психологию футбольных фанатов, специально регистрировалась на форумах « tiffosi ». Мне кажется, эти люди испытывают потребность в самоидентификации, пытаясь понять смысл собственной жизни. Не находя его в своем обыденном существовании, они подменяют его яркими судьбами современных звезд или идолов прошлого. Это «тихое помешательство» глубоко трогает и интригует. В этих людях есть что-то от набожных отшельников, современных юродивых! Об этом мне и хотелось поговорить со зрителем.

Так родилась идея «фан-клуба» Сары Бернар, члены которого собираются каждый год 26 марта, в день её смерти, в музее великой актрисы.

Кстати, музей Сары Бернар действительно существует на острове Бель-Иль-ан-Мер, хотя и отличается от того, что мы придумали вместе со сценографом Клеманс Беза.  

Как это часто бывает, фанаты ведут двойную жизнь: с одной стороны, обычную, размеренную, зачастую скучную и монотонную, а с другой – жизнь фаната, снедаемого своей главной страстью.  Одни выставляют эту страсть напоказ, другие тщательно скрывают. Но и те, и другие готовы отдать ей всё - деньги, благополучие, внешность. Мне доводилось встречать солидных деловых людей, переодевавшихся в Мерлин Монро. Это перевоплощение для них - своего рода катарсис. Подобную функцию в старой западной традиции выполняли Карнавалы, на которых дозволялось все «перевернуть с ног на голову». Но для фанатов это больше, чем просто мимолетная игра. В их поведении есть метафизическое, онтологическое начало. Фанат не может не быть фанатом, это вызывает одновременно чувство гордости и стыда, сопровождается внутренней болью.   

В пьесе рассказывается о вечере памяти Сары Бернар, который плохо закончился. 

Чем объясняется выбор пермской труппы и русского языка для постановки? Как вам работалось с русскими актерами?

Совместный проект с Театром Театр и Альянс Франсез-Пермь был мне предложен Французским Институтом. Мы начали работать в феврале 2016 года и подготовили с пермской труппой эскиз будущего спектакля. Я впервые работала с русскими актерами и была поражена их профессионализмом, любознательностью, умелым «вхождением в текст», тем, как быстро они начали с ним играть и импровизировать.   

Возможно, было бы проще и уместнее ставить Сару Бернар с французскими актерами, на родном языке великой актрисы. Но люди, которых я здесь встретила, красота и музыкальность русского языка так очаровали меня, что я уже не могла представить, что этот спектакль мог бы родиться в другом театре. Взаимопонимание, которое сложилось с Борисом Мильграмом, Владимиром Гурфинкелем и переводчицей Мариной Вершининой, только укрепили меня в принятии решения.

Я очень рада, что моей первой работой в России станет спектакль о замечательной актрисе, современной и свободной женщине.

И еще хочу сказать, что работа с постоянной труппой – настоящее счастье для режиссера, практически невозможное во Франции, где таких трупп, за исключением Комеди Франсез, почти не существует. Это ощущение «семьи» очень важно для спектакля: для атмосферы фан-клуба необходимо чувство близости, взаимопонимания, братства, состоящего из сильных, очень разных, порой противоположных личностей – точно, как в театральной труппе!  В каком-то смысле, «фан-клуб» - безусловно метафора труппы и семьи.

Это спектакль о «человечьей стае», с присущими ей проявлениями красоты и низости.

 

J.D.